Лондон

+44 1225294086

Москва

+7 (499) 346-62-50

Время работы

Пн-Пт, с 10-00 до 20-00

Написать нам

rpiconsultpanamainvest@gmail.com

Регулирование криптобизнеса в России: гонка законопроектов началась

2018-02-14 18:39:51

Блокчейн или распределенный реестр? На сколько рублей можно купить токенов? Можно ли майнить крипторубль? Первую волну законопроектов о регулировании криптобизнеса в России разбирает Дмитрий Кириллов, руководитель практики FinTech Адвокатского бюро «А-ПРО». Конец прошлого года порадовал адептов цифровой экономики президентским поручением от 21 октября 2017 года. Правительству РФ совместно с Банком России было поручено до 1 июля 2018 года определить статус финансовых технологий и урегулировать их понятийный аппарат (в том числе понятия «технология распределённых реестров», «цифровой аккредитив», «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт»). Поручение включало в себя установление требований к майнингу, включая налогообложение, а также регулирование публичного привлечения денежных средств и криптовалют путём размещения токенов. При этом правительству транслировалось два ключевых условия – рубль остается единственным законным платёжным средством в РФ, а ICO регулируется по аналогии с IPO. В прошедшие два месяца заинтересованные лица и ведомства выстрелили целым рядом законопроектов, регулирующих цифровую экономику в России. Разберем их подробнее. Проект федерального закона «О цифровых финансовых активах» Банк России и Минфин, на которых было непосредственно возложено выполнение президентских поручений, подготовили законопроекты, призванные работать в комплексе. Минфин 25 января 2018 года представил проект федерального закона «О цифровых финансовых активах», причем со второй попытки – сначала проект был представлен 28 декабря 2017 года на заседании общественного совета, но сразу же отправлен на доработку. Законопроект о ЦФА вводит основные понятия, используемые в криптобизнесе: криптовалюта и токен (собирательно названные ЦФА), смарт-контракт. При этом авторы законопроекта избегают общепринятого термина «блокчейн», даже совместно с введенным вместо него «реестром цифровых транзакций». При этом выделяется распределенный реестр цифровых транзакций. На мой взгляд, было бы целесообразно определить принятые в отрасли публичный и приватный блокчейн. Криптовалюта и токен признаны имуществом в электронной форме, что может вызвать вопросы при применении к ним ст. 128 ГК РФ (как к объекту гражданских прав). Согласно президентскому поручению, указано, что ЦФА не являются законным средством платежа. В законопроекте имеются некоторые нестыковки. Например, токен учитывается в реестре цифровых записей, который сам по себе не определен. В отличие от токена криптовалюта в законопроекте учитывается в распределенном реестре цифровых транзакций. Таким образом, законодатель фактически отказывает в обращении токенов в публичном блокчейне, а криптовалюты – в приватном. Законопроект разделяет простую валидацию транзакций и майнинг как валидацию за криптовалюту. Майнинг признается предпринимательством, что создает риск уголовной ответственности за незаконное предпринимательство для незарегистрированных майнеров. Спорным является понятие «валидатор» как лицо, осуществляющее валидацию цифровых записей. При этом майнинг описывается как деятельность без описания лица, эту деятельность осуществляющего. В то же время отсутствует понятие узла сети (нода), который является неотъемлемой частью инфраструктуры блокчейн. Также нужна увязка нод и их владельцев, поскольку одно лицо может владеть несколькими узлами, каждый из которых осуществляет как валидацию транзакций, так и майнинг в качестве решения вычислительной задачи для формирования блока транзакций. Цифровой кошелек признается легальным после идентификации его владельца по законодательству о ПОД/ФТ, открыть его может только оператор обмена ЦФА. Оператором (обменивает ЦФА между собой или на фиатную валюту) может быть юридическое лицо, созданное по законодательству РФ и ведущее деятельность, предусмотренную законодательством о рынке ценных бумаг и об организованных торгах. Здесь возникает вопрос о легальности кошельков Bitcoin, Ethereum и иных ЦФА, которые таким требованиям явно не соответствуют. Законопроект также регулирует выпуск токенов, при этом сделан ряд отсылок к законодательству о рынке ценных бумаг. В частности, лицо, не являющееся квалифицированным инвестором, может приобрести токены на сумму до 50 000 руб. в рамках одного выпуска. Установлена процедура выпуска, где вводится понятие «инвестиционный меморандум», ему придается значение, близкое общепринятому white paper. В целом вся глава законопроекта о выпуске токенов пересекается по регулированию с законопроектом Банка России о краудфандинге, о котором мы поговорим далее. Проект федерального закона «Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинг)» Законопроект также представлен 25 января 2018 года. Это первый рабочий текст, и он требует доработки даже на уровне согласования терминов и исправления опечаток. Например, в заголовке под краудфандингом понимаются альтернативные способы привлечения инвестиций, а дальше ему придается значение розничного финансирования, буквальное толкование которого не соответствует отраслевой практике. Я считаю более адекватным термин «коллективное инвестирование». Также смешиваются термины «инвестиционная платформа» и «информационная платформа» (последний в тексте не определен). При определении терминов «токен» и «смарт-контракт» сделана отсылка к закону о ЦФА. Не используется термин «криптовалюта», инвестирование происходит за счет фиатных денег. Из текста не следует возможность купить токены или иначе инвестировать в криптовалюту. Я понимаю намерение авторов исключить криптовалюту как средство платежа, но отсутствует даже ее обмен на токены, это существенный недостаток. Законопроект детально описывает создание и деятельность инвестиционных платформ, требования к их операторам, размещение токенов инвестпроектов. Выпуск токенов частично дублируется с нормами закона о ЦФА, что вносит определенную путаницу. На инвестплатформах возможна не только покупка токенов, но и допускаются займы, приобретение ценных бумаг или долей в уставном капитале. Токен дает права требования займа, передачи ценных бумаг, объектов ИС, выполнения работ и оказания услуг. Конструкция выглядит переусложненной, но снижает венчурные риски инвесторов, когда токены давали им весьма виртуальные права на результат инвестиций. Установлены ограничения по размеру инвестиций через инвестплатформы. Неквалифицированные инвесторы и ИП за календарный год могут вложить в один проект до 50 000 руб., а во все проекты – до 500 000 руб. Привлечь инвестиции одно лицо может на сумму до 200 млн руб. за календарный год. Инвестплатформа должна содержать реестр договоров и на ней должны исполняться смарт-контракты. При этом не указано, что инвестплатформа должна быть построена по технологии блокчейн (в терминах закона о ЦФА – на реестре цифровых транзакций), вероятно, предполагается исполнение смарт-контрактов и на других платформах. Сбор средств происходит по модели Kickstarter – если до заданной даты нужный объем не был собран, то внесенные инвесторами средства возвращаются. Оператором инвестплатформы может быть российское хозяйственное общество с минимальным капиталом в 5 млн руб., включенное в соответствующий реестр Банка России. К контролирующим оператора лицам предъявляется ряд требований по квалификации и деловой репутации. Реестр операторов инвестплатформ ведет Банк России, он же является контролирующим органом с правом проведения проверок. В любом случае законопроекты о ЦФА и о краудфандинге стоило бы свести в один текст, надеюсь, авторы придут к этому перед внесением законопроекта в Госдуму. Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» и в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Законопроект представлен Российской ассоциацией криптовалют и блокчейна 27 декабря 2017 года и предусматривает целый пакет изменений. Я предложил бы поменять структуру и вынести в начало понятийный аппарат, поэтому описание законопроекта начну с конца. Понятийный аппарат вводится изменениями в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Описаны термины «распределенный реестр» (наиболее близко к реальному содержанию технологии блокчейн), «присоединение к распределенному реестру» (представляется излишним регулированием), «распределенный контракт» (близко к смарт-контракту), «купон распределенного контракта» (в значении токена), «валидация записи в распределенном реестре» (самый неоднозначный термин, по смыслу законопроекта призванный определить валидацию и майнинг, но одинаково неудачно делающий и то и другое). Большие изменения вносятся в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Вводится понятие «уполномоченного банка», который переводит средства по поручению пользователей блокчейна, а также описывается краудфандинг (здесь – «распределенное финансирование»). Регулирование краудфандинга схоже с подходом Банка России, установлены требования к краудфандинговым площадкам по раскрытию информации и ведению деятельности. Отличие в том, что аккредитация площадок добровольная, но без нее нельзя использовать в наименовании слово «краудфандинг» и производные, а также нельзя вести рекламу. Орган, осуществляющий аккредитацию, в законопроекте не определен. Ограничения по размеру инвестированных средств также установлены, но пороги значительно выше, чем у Банка России. Физическое лицо может инвестировать до 20 млн руб., ИП – до 100 млн руб., юридическое лицо – без ограничений. Такие пороги являются более реалистичными, но инвесторы рискуют намного большими средствами. Краудфандинг возможен как в блокчейн, так и без него. Блокчейн разрешен только используемый уполномоченными государственными органами и Банком России. Попытка загнать инвесторов в государственный блокчейн резко уменьшает возможности для инвесторов и интерес к построению новых блокчейнов – для разработчиков. При получении финансирования на площадке расчеты идут через номинальные и эскроу-счета в уполномоченном банке; идентификацию инвесторов площадка не производит. Подробно регулируются транзакции по смарт-контрактам с применением эскроу-счета, инвестиционный договор с правом получения прибыли объекта инвестиций и договор займа. В целом законопроект выглядит более структурированным и ориентированным на бизнес, но некоторые вопросы все же требуют уточнения. Проект федерального закона «О системе распределенного национального майнинга» Единственный законопроект, внесенный в Госдуму. Ему присвоен номер 373645-7, внес его депутат-единоросс Р. Д. Курбанов. Законопроект предусматривает единственную криптовалюту, имеющую хождение в России, – крипторубль. Он считается ЦФА, но при этом является законным средством платежа. Такой подход противоречит президентскому поручению. При этом законопроект предусматривает майнинг крипторубля; это угрожает денежной системе, основанной на рубле, эмитированном Банком России. Понятийный аппарат является синтезом перечисленных выше законопроектов, иногда вплоть до прямого копирования. Смешиваются режимы оборота криптовалюты в распределенном реестре и денежных средств на счете в уполномоченном банке. Однако это единственный законопроект, регулирующий безакцептное списание по записям в блокчейне, сделанным государственным органом. Законопроект представляется частной инициативой, его перспективы сомнительны, но я буду с интересом наблюдать за его рассмотрением в Госдуме. Приведенный обзор показывает разность подходов к регулированию криптовалют и блокчейна. Будем надеяться, что законопроекты будут доведены до совершенства и какой-то из них станет законом, позволяющим вывести российский криптобизнес из «серой зоны».

Предложение подписаться на рассылку
Только полезная и интересная информация
Горящие предложения и акции
И много всего другого

99%

Выигранных дел

150

Достижение второе

305

Достижение третье

680

Достижение четвертое

489

Достижение пятое